Шенон

Десять лет назад я бы ни за что не представила себя такой, какой я являюсь сейчас. В возрасте девяти лет я узнала, что у меня в голове происходит странная вещь. Чтобы быть точной скажу, что это Артериовенозная мальформация (АВМ), находящаяся в правой лобной доле моего мозга. Кажется, что это сплетение кровеносных сосудов было у меня от рождения, хотя я уверена в том, что не знала об этом до 4-го класса. По этой причине я утратила возможность пользоваться своей левой рукой, и я до сих пор прихрамываю. Сейчас это может прозвучать странно, но физиологические проблемы были самой легкой частью. Самая сложная часть заключалась в том, чтобы принять тот факт, что некоторые люди всегда будут видеть меня другой. Когда мне сказали, что такое повреждение затрагивает только одного человека из миллиона, я подумала, «почему же этим человеком являюсь я»? В течение долгого времени я чувствовала себе так, как будто я была единственным человеком, у которого когда-либо было повреждение мозга или единственным человеком, который знал, каково это, чувствовать себя таким одиноким... как будто никого это не волновало. Мои родители были единственными, кто, как казалось, понимал меня.
Я помню возвращение в школу после операции по удалению АВМ. Мне пришлось поменять школу потому, что моя старая школа не достаточно подходила для тех, у кого есть такая инвалидность. Вы можете себе только представить, насколько сложно мне было заводить новых друзей, ведь люди избегали меня, когда я только здоровалась с ними. Я чувствовала себя просто ужасно. По той причине, что мои волосы  были  сбриты во время операции, я немного отличалась от других. Я полагаю, что я пугала людей. Я думаю, что они, должно быть, чувствовали себя так, как будто обязаны ненавидеть меня, ради того, чтобы их считали крутыми. И потому, что я была единственным ребенком, я чувствовала себя особенно одинокой.
Люди говорили мне, что я очень удачливая. Врачи думали, что я умру в больнице. Мальформация прошла около середины моего мозга, мои родители боялись, что я могла бы не справиться с этим. На самом деле, получилось это... врачи сказали им, что если бы я проснулась, выйдя из комы, я была бы овощем, и я не смогла бы никого узнать. Слава Богу, что они были не правы!