Келли

Давайте посмотрим… с чего начать? Если бы мы встретились, то вы бы описали меня следующими словами: «преданная своему делу, обладающая сильной волей, победоносная… относится к тому типу личности, которому никто не может сказать «нет». Я считаю себя бойцом и тем человеком, который редко на что-нибудь жалуется. Я люблю верховую езду, походы по магазинам, люблю ходить в кино, помогать людям, изучать медицину и читать романы, особенно те, что посвящены подросткам с хроническими или угрожающими жизни заболеваниями. Такие книги помогают мне чувствовать себя благодарной за здоровье, которое есть у меня, а также они напоминают мне не акцентировать внимание на моей болезни или боли.
Меня зовут Келли, и мне 19 лет (столько мне было в 2002 году, когда я писала эту историю). На первый взгляд я, вероятно, выгляжу вполне нормальный подростком, у которого нет особых забот по поводу окружающего его мира. Внешность, однако, может быть обманчивой. У меня много заболеваний, и время от времени, я чувствую, что весьма существенно отличаюсь от других детей. Для начала это церебральный паралич и болезнь Рейно, депрессия, ощущение тревоги, апноэ (внезапная остановка дыхания во сне), тяжелые мигрени и гиперчувствительность к адреналину.
Я родилась слишком рано. Это был воскресный день в августе 1982 года. Фактически я родилась на два месяца раньше положенного срока. Это была медицинская чрезвычайная ситуация. Я должна была родиться вне зависимости от того, готова я к этому или нет. Потому, что я была недостаточно готова, у меня развилась легкая форма церебрального паралича (ДЦП), двигательное нарушение, из-за которого мне становится сложнее писать, ходить и поддерживать осанку. Мне даже сложно прямо сидеть и стоять. Я думаю, что мне повезло,  ведь  заболевание оказывает влияние только на правую сторону моего тела, что отличает меня от большинства детей с ДЦП.
Когда  я была маленькой, казалось, что ко мне приставали все болезни. Затем, в течение некоторого времени, мое общее состояние здоровья было хорошим. До 7 класса, это тогда, когда мое сердце стало быстро биться. Мне было 13 лет, но мое сердце работало по совершенно другим показателями… оно билось где-то в диапазоне от 150 до 200 раз в минуту. Как вы можете представить, мне нужно было обратиться в отделение неотложной скорой помощи. В то время я думала, что это было самое страшное место, в котором я когда-либо была. После этого казалось, что я прошла триллион тестов, мне сказали, что у меня было что-то под названием феномен Рейно. Врач объяснил мне, что циркуляция крови по направлению к и от моего сердца была не такой, как нужно. В связи с этим расстройством мне часто холодно,  и мои ладони, руки и ноги часто меняют свою окраску… от огненно-красного к фиолетовому, белому. Отсутствие циркуляции может быть весьма болезненным, и, кроме того, мне следует быть очень осторожной, когда мне причиняется боль. Совсем не забавно иметь феномен Рейно, но я научилась жить с этим, и сейчас я просто спокойно к этому отношусь и живу своей жизнью. Я полагаю, что это гораздо лучше, чем вести себя как мученик!
В июне я окончила среднюю школу. Каждый год одного из учеников просят написать короткую речь об их видах на будущее в контексте учебных лет. Итак, в этом году мне довелось стать этим учеником. Я написала речь обо всех проблемах, как медицинских, так и эмоциональных, с которыми мне приходилось сталкиваться на протяжении лет. Это был настоящий хит, и всем понравилась моя речь.
В августе начался мой первый год обучения в Государственном Университете Гранд Велли. Однако все пошло не совсем так, как планировалось потому, что мне пришлось вернуться домой, т.к. у меня были серьезные проблемы, которые предстояло разрешить. Для всех трудно приспособиться к жизни в колледже и, когда у вас медицинские проблемы, это как минимум в два раза сложнее. Из-за всех проблем, с которыми мне приходилось сталкиваться, я всегда достаточно сильно зависела от моей мамы, как физически, так и эмоционально. Итак, в конце концов, мы решили, что самым лучшим для меня будет возвращение домой и перевод в местный колледж для обучения в нем в течение зимнего семестра.
В средних классах меня дразнили так часто, что у меня развилась клиническая депрессия.  Спустя многие годы беспрестанного высмеивания мое тело стало выступать в качестве губки, впитывающей все в себя. У меня появились физические симптомы: головные боли, боли в желудке и даже учащенное сердцебиение. Хотя я не думала, что эти проблемы могли быть связаны с ощущением тревоги, тонна тестов  снова стала нормой, и когда лекарства от стресса немного помогли, я, наконец-то поверила, что стресс, скорее всего, и являлся связующим звеном. Видите ли, при таких болезнях можно быть достаточно изолированными и жить в мире, полном больничных приемов, операций и диагностических тестов. Я всегда хотела заглянуть на "другую сторону", где находятся люди, которые не больны, и узнать, как они проводят свое время.
Летом 2000 года одним утром я проснулась с ощущением головокружения… Я не могла даже встать, у меня никогда не было такого ужасного ощущения головной боли! Это продолжалось в течение 6 недель, самых долгих, самых болезненных 6 недель в моей жизни. Я прошла множество тестов, но, ни один из них не выявил каких-либо структурных аномалий. Поэтому я была направлена к невропатологу, который поставил мне диагноз - "тяжелые мигрени". Они по-прежнему были бедствием для меня, но, по крайней мере, я нашла некоторые лекарства, которые немного помогали.
Годами мне приходилось справляться с сильной усталостью, и наконец, мой невролог увидел связь между моими мигренями и чем-то, что называется  "апноэ (внезапная остановка дыхания во сне) ". Кажется, что мышцы в моем горле слишком расслабляются во время сна, что приводит к тому, что мои дыхательные пути закрываются, и я перестаю дышать. В дополнение к этому, мой мозг забывает сказать моим легким о том, что им нужно дышать, когда я погружаюсь в сон. Сейчас по ночам я ношу специальную маску, которая называется CPAP (СИПАП) – маска для постоянного положительного давления воздуха в дыхательных путях. Эта маска поставляет воздух, поэтому, если я перестану дышать во сне, воздух все еще будет поступать в мои легкие через маску. Это потрясающе! Как много энергии у меня сейчас есть!
Хотя я отношусь к типу беспечных людей, все же есть несколько вещей, которые приводят меня в состояние безумия. К примеру, люди относятся ко мне так, как будто я могу сломаться, как будто я такая же хрупкая, как стекло. И в разговоре люди перекрикивают меня потому, то они думают, что я, скорее всего, не понимаю их. И, наверно, самое главное, врачи недостаточно правдивы со мной.
Многие вещи стали проще для меня с тех пор, как я научилась воспринимать тот факт, что меня дразнят, более спокойно. Это была долгая, трудная борьба, но, я благодарна самой себе за моменты, когда я пытаюсь не позволять этому причинять мне беспокойства. Благодаря помощи лекарств и прекрасных консультаций я с гордостью сообщаю вам, что я могу справляться с этим достаточно хорошо! Из-за моей болезни я сблизилась со многими людьми через интернет. У этих людей есть свои собственные наборы медицинских проблем. У меня также сформировались особые отношения с моим педиатром (хотя я больше не могу посещать ее из-за того, что я стала старше). Она замечательная, и она вдохновила меня пойти на первичную медицинскую педиатрию. И это действительно то, чем я собираюсь заняться.
Если бы мне не пришлось пройти через все моим проблемы, я бы никогда не встретила таких замечательных друзей, не правда ли это забавно? Моя история не была бы завершенной, если бы я не сказала, насколько важной для меня всегда была моя семья и мои друзья. Особенно моя мама. Она была со мной, помогая мне пройти через все, что мне пришлось пережить. Мама, если ты читаешь это, я благодарна тебе за все, что ты сделала для меня, и даже за большее. Спасибо!