Адам

Все началось в начале сентября 1996 года. Я был самым болтливым человеком в своей школе на протяжении нескольких предыдущих лет, хотя я даже не представлял себе почему. Узнал я довольно скоро. В день, когда я собирался получить направление в среднюю школу, я чувствовал боль в желудке с ужасной отрыжкой, вкус которой напоминал вкус яиц. 
На той же неделе у меня во рту появилась язва, и на протяжении первых двух недель в школе становилось все хуже. Наконец я пошел к врачу, который подумал, что у меня вирус Коксаки. Мы посмеялись над названием, и меня отпустили. Мне все еще не был поставлен диагноз.
Итак, у меня стали появляться другие симптомы, и на следующей неделе я посетил другого педиатра, который отправил меня сделать анализ крови. До этого момента их моей руки никогда не брали кровь, но это не было так уж и страшно, и моя мама купила мне после этого мороженое. Не смотря на то, что результаты анализа крови были негативными, мои симптомы такими не были. Фактически они усугублялись, начиная от жжения в моей задней части и заканчивая жидким стулом, в котором постоянно или через раз была кровь. Поэтому я вернулся снова. На этот раз для прохождения серии анализов крови. В тот момент я весил около 95 фунтов, поэтому, когда лаборант начал наполнять кровью 2-ую или 3-ю из 8 трубок, я упал в обморок и ударился головой об стол.
Я очнулся через 30 секунд, а они все еще продолжали брать мою кровь. Я, однако, был более заинтересован в попытке разглядеть интересные рисунки на стене, и, в общем, я чувствовал себя очень странно. Хотя я был действительно очень счастлив, когда этот анализ закончился. Спустя неделю ожидания появились результаты, и они были негативными, поэтому меня направили к другому врачу. На этот раз к специалисту по гастероэнтералогии.  Прохладным ноябрьским днем мне предстояло прохождение рентгена с барием, но сперва мне сказали, что мне необходимо пройти ректальный осмотр! О какая радость! После того, как все приготовления были завершены, меня отвели в темную комнату и сказали выпить стакан жидкого мела с порошком. Напиток должен был пахнуть как вишня, но в действительности было не так. Я смотрел “Дни нашей жизни”, когда я еще не был в затемненной комнате. Требовалось почти 2 часа, чтобы досмотреть серию. Это были, конечно, памятные дни в МОЕЙ жизни. Тем не менее, это было восхитительно для меня, смотреть на свой “механизм” за работой, ведь мне это было доступно благодаря рентгену с барием. Когда с этим было покончено,  старший врач пришел и провел ультразвук, чтобы выяснить, что же происходило внутри меня. Эта смазка была действительно ХОЛОДНОЙ!
Меня перевели в комнату для процедур, пришел специалист, врач, которого я еще не встречал. Она поставила мне диагноз. Воспалительное заболевание кишечника. Она осмотрела мой зад, в то время как несколько студентов-медиков также наблюдали за процессом. Для меня это единственная проблема, связанная с большими больницами,  ведь в определенный день в среднем 5.5 человек будут смотреть на ваш анус. Хотя я не проходил какой-нибудь курс лечения, у меня был график для сдачи крови, а также на следующую неделю мне была назначена эндоскопия.
Эндоскопия – это достаточно плохо, хотя в ходе ее проведения вы, как правило, спите. За два дня до этого вам требуется выпить слабительные соли. Вы смешиваете это с водой или с прохладительным напитком kool-aid, и вкус становится похожим на соленую воду, только хуже. Это 4-х кратное слабительное. Когда я закончил, я собирался поехать в магазин с моей мамой, но нам нужно было ждать час до того момента, как мой кишечник успокоится. Самая ужасная часть этого заключалась в том, что мне приходилось делать это СНОВА! И все это с учетом того, что мне нужно было поститься в течение 24 часов. Ах! До процедуры вы должны сделать себе клизму со слабительной солью, и в прицепе вы должны испражняться водой, а также всем другим, что осталось во вашем желудочно-кишечном тракте. Я удивился тому, что мне не пришлось выпить пинту Мистера Мускула. Я приехал в больницу, и мне одели больничную рубашку. Мне предоставили выбор между веселящим газом и иголкой в руке. Я выбрал газ. До того, как была применена анестезия, я снова изо всех сил старался в туалете, но опять безрезультатно. Я вошел в операционную, и запрыгнул на стол. Медсестры были милыми, и мне разрешили, чтобы одна из них держала меня за руку, в то время как я был подключен к датчикам, к монитору с отображением работы сердца, а также к маске с газом.
Сейчас  я знаю, каково это чувствовать, когда ты умираешь. Медленная потеря кислорода, запах газа, белый свет. Приятное ощущение погружения в покой.
Пробуждение после операции позволяет вам понять, как себя чувствует человек с психическим заболеванием. Вы действительно не понимаете, что можете находиться вне такого состояния. Но, когда вы позже поразмышляете над событиями вместе с членами семьи или с вашим врачом, у вас появится мысль о том, как глупо  должно быть звучат ваши слова. После эндоскопии я проснулся невероятно многословным, я болтал без умолку. Врач поговорил с обоими моими родителями, с мамой И папой подальше от моей кровати. Они сказали мне, что каждые полминуты я пукал и разражался хохотом, и шум усиливался из-за подкладного судна. Это продолжалось почти полчаса! Наконец-то, я вернулся на свою кровать с IV трубкой, которая все еще весела, словно выходя из моей руки (вы бы привыкли к этому), и врач предложил мне выпить что-нибудь с небольшим содержанием энергии. Мне достался холодный Pepsi, и, осушив кружку менее чем за минуту, я был готов уйти. Мне дали листы бумаги с предписаниями и помогли спуститься вниз на инвалидной коляске, даже не смотря на то, что я мог нормально ходить. Мы остановились для того, чтобы перекусить небольшим количеством жирной пищи в «Герцогине», а затем отправились за моими лекарствами. Мне нужно было принимать 40 мг преднизона ежедневно, плюс 2400 мг асакола, железа, а также 300 мг зантака. Я принимал их правильно в течение недели, а затем стали появляться побочные эффекты, но я расскажу о них позже.
Реакция на мою болезнь в школе была забавной. Я всегда был худым. Я всегда был разговорчивым, как это я и упомянул ранее. Я действительно узнал, как из этих людей уже достаточно взрослый, кто становится взрослым, а кто ведет себя просто по-детски, когда говорит о деликатных ситуациях. Мои самые близкие друзья, знали, где находилась эта черта, но некоторые из моих новых друзей шутили о том, что у них есть камера, которая «засунута в мою задницу». Я думаю, что они смотрели бы на эти вещи по-другому, если бы это случилось с ними. Некоторые просто не верят в это. Когда я сказал одному из моих друзей, он подумал, что я пошутил, а другой назвал эту болезнь заболеванием, которое заставляет меня «много испражняться». Дело в том, что они не были незрелыми, они просто не были информированы. Другие спрашивали, каково это было. Они слушали меня, когда я рассказывал о своем опыте. Однако я еще ни ризу не встретил друга, у которого бы было такое заболевание.
Преднизон. Это была единственная вещь, которую я могу связать с другими. Я не знаю, является ли причиной загрязнение или это просто естественное явление, но в Коннектикуте очень МНОГО астматиков. У трех людей, которых я знаю, есть опыт, связанный с преднизоном, включая двоих ребят из школы. После Рождественских каникул некоторые люди не узнали меня, потому что В ТЕЧЕНИЕ Рождественских каникул... я ел. И, о Боже, я ел овсянку, фрукты, бургеры, пиццу (которые я никогда особо не любил до недавнего времени), все, что я мог найти, я засовывал себе в горло. Мой вес увеличился со 100 до 110, потом до 115, а затем, наконец, до 118. Один из моих учителей сказал, что толстое лицо – это достаточно мило потому, что я не выглядел слабым, не смотря на то, что преднизон делает вас слабее. Мои лицо стало толще, и один старшеклассник решил дать мне прозвище «пухлые щеки». Я справлялся со всем этим достаточно хорошо. Я чувствительный, поэтому я много плакал дома. Хотя все же был один момент, когда я чувствовал, что могу разрыдаться прямо в средине учебного дня. Это произошло в какой-то день в феврале, и пара детей дразнила меня, а я их игнорировал. Учитель, в конце концов, все же попросил их перестать это делать, прямо перед всем классом. Она спросила их, как бы они себя чувствовали, если бы тоже самое случилось с ними. Они сразу перестал. Такое происшествие мне было очень сложно перенести.
Между тем, занятия в школе были завершены успешно. Мне нравилась моя новая школа, и моя болезнь не могла сильно сказаться на снижении моего среднего балла. В действительности я начал с отметки в 92 и достиг 96 к концу года. Я получил годовые привилегии в школе, которыми я редко пользовался. Но зимой у меня появились некоторые проблемы. В декабре я старательно занимался на спортивной дорожке, находящейся в помещении. Это произошло в четверг на той неделе, когда в понедельник у меня была эндоскопия. Дорожка эта достаточно известна в нашей школе, и ею пользуются для того, чтобы привести себя в форму. Это было ошибкой. Мои кости сильно болели из-за холода, я случайно начал с дистанции для бегунов вместо дистанции для спринтеров, и у меня случилась странная астма напоминающая гипервентиляцию. Это действительно немного выбило меня из колеи. Я сказал тренеру, что я буду руководителем команды, которая по большинству своему состоит из маминькиных сыночков, но по некоторым причинам ранее я никогда не был достаточно мотивирован для того, чтобы что-то сделать. На следующий день или в течение какого-то времени после того события со мной случился приступ паники на тесте по математике, когда все, что было в моей голове, поместилось на пустом листе бумаги. Мне пришлось даже пойти на пересдачу теста!
Дела шли хорошо. Доза преднизона, которую мне необходимо было принять, постепенно снижалась в Марте, но к маю мне было необходимо дойти до 2.5 мг каждый день. Меня перевели на cipro, который нужно было принимать дважды для лечения фолликулита. Вам лучше молиться о том, чтобы у вас никогда его не было. Ваша кожа головы краснеет, и все фолликулы становятся инфицированными и покрываются коркой. Антибиотики, все же, хорошо это лечат. Затем мне назначили flagyl (флагил) для лечения моего первого свища (фистулы), но это не помогло. Из-за этого у меня появилась диарея, которая прошла только спустя несколько недель. У меня всегда были плохие сроки в моем «графике», и каждый день я шел в туалет, как только приходил домой. В конце мая, незадолго до заключительных экзаменов мне приходилось уходить в течение времени, отведенного для выполнения домашних заданий, это потому, что я не думал, что смогу справиться со всем в течение дня. Затем, в течение недели заключительных экзаменов я заметил, что у меня появилась шишка, которая находилась чуть ниже ануса напротив моей первого свища. Я встал, затем присел, затем опять встал, и я осознал, что оно собирается открыться в течение ближайших нескольких дней. Мне было больно в ночь перед экзаменами по испанскому языку и алгебре, слишком больно, чтобы учиться. Спасибо Богу, что я все же хорошо справился с экзаменами, и ситуация со свищем улучшилась как минимум до конца недели.
Но это произошло снова. И, о Боже, это случилось бы в любом случае. Я позвонил моему врачу, и она предложила назначить осмотр. Мне назначили прием на вечер понедельника. Ночью накануне похода к врачу я не мог уснуть до 5 утра, а мама разбудила меня в 7:30, чтобы подготовиться к приему на 9:00. Пока я был там, свищ почти открылся сам, но меня отправили в комнату для процедур для того, чтобы его высушили. У хирурга был ассистент, который заморозил мою задницу при помощи химических препаратов. Затем он провел четкую линию своим скальпелем. ОХХХХХХХХХХХХХХХХ!!!! Я назвал доктора лжецом потому, что он, будучи доктором, лгал о том, что боли не будет, если есть заморозка. Я должен был носить марлевые прокладки в течение 3 дней и принимать горячие ванны (сидячие ванны, как они это называют) по пять или шесть раз. На следующей неделе ситуация должна была улучшиться, но затем у меня началась диарея, которая не прекращалась, но врач, наконец, снова назначила мне Преднизон, на этот раз с имураном. Мой Асакол также был увеличен до 3600 мг в день. Я принимал около 120 таблеток за неделю.
Сегодня у меня был рентген с барием. Я выбрал безвкусный потому, что тот, что со вкусами, помогает не очень хорошо. Они дали мне леденцы, и это СРАБОТАЛО! Мне все равно, сколько вам – 25,35,45 или 55, в следующий раз, когда вы пойдете на рентген с барием, попросите леденцы. В течение двух недель я вернусь в клинику для осмотра и анализа крови. И история продолжится...
 
span style=