Куинн

Привет! Меня зовут Куинн. Мне 12 лет, и у меня есть сестра-близнец, Бренди, а также 13-летний брат по имени Байрон. Иногда нам весело проводить время вместе, а иногда нет. Когда мы злимся друг на друга, мы обычно все же можем решить возникшую проблему, какой бы она не была. К примеру, иногда мы решаем вопрос о том, как поделить между собой какую-либо вещь таким образом, чтобы каждый мог ею пользоваться, … к примеру, как когда мы играем в Нинтэндо, мы устанавливаем определенный промежуток времени, в течение которого мы делимся друг с другом. Тогда мы все счастливы.
У меня есть история, которой я могла бы поделиться с вами! Я полагаю, что мне следует начать с ее хороших частей!
Мне нравятся забавные шутки. Я люблю смотреть веселые постановки и фильмы. Мне нравится ощущение мурашек на моей коже, а еще я люблю играть в головоломки «найди слово». Еще я люблю заботиться о своих домашних питомцах, … о четырех кошках и множестве муравьев, которые живут на их собственной ферме. Я люблю свою Муравьиную Ферму, и я очень хорошо забочусь о ней. А еще меня знают как девочку, которой нравится делать различные зелья, приготавливая их из всех маминых вещей, находящихся в доме. Так было до тех пор, пока мама не начала прятать их от меня … хехехе.
Участие в отряде «Скаутов-Волчат» и достижение наград – это самое лучшее, что может случиться. Другие скауты хорошо ко мне относятся потому, что они хотят показаться хорошими. После того, как мы заканчивали играть в скаутов,  много раз мы играли в догонялки на улице или занимались чем-нибудь еще. Вот это весело!
Если верить тестам на коэффициент интеллекта, я еще и очень умная, и я люблю все то, что связано с наукой. Моя семья просто восхитительна, и я знаю, что они рядом со мной, что они любят меня и помогают мне. А теперь я расскажу вам, почему мне нужна помощь. У меня две болезни. Одна из них называется «атаксия», а вторая – «перепады настроения с клинически выраженным биполярным расстройством». Поверьте мне, это НЕ весело!
Прежде всего, позвольте мне немного рассказать о моей атаксии. Мне приходится посещать невролога для того, чтобы держать ситуацию, связанную с этим заболеванием, под контролем. Атаксия представляет собой прогрессирующую потерю мышечного контроля. К счастью, у меня прогресс атаксии идет медленно. Многие дети, у которых атаксия, как правило, оказываются на инвалидных колясках, и я готова поспорить, что мои надежды на то, что эта участь меня минует, сбудутся. Из-за атаксии у меня дрожат руки и пальцы, поэтому мне приходится принимать специальные лекарства, которые помогают мне справиться с тем, что у меня трясутся руки. Мне очень сложно писать, поэтому в школе мне пришлось завести компьютер для того, чтобы на нем печатать. Несмотря на эти меры, я печатаю очень медленно, но это лучше, чем то, как я пишу рукой…  дело в том, что такие действия становятся слишком сложными, когда у вас  проблема подобная атаксии. Попробуйте немного потрясти руками, когда вы пишите. Это странно, а вы так не находите?
Мне также тяжело отчетливо говорить. Вам придется слушать меня очень внимательно потому, что моя речь невнятна. Людям сложно понимать меня, но мне действительно сложно говорить четко. Поверьте мне, это обстоятельство расстраивает… всех людей вокруг!
А вот еще то, о чем стоит упомянуть! Я, как правило, постоянно нахожусь в каких-либо поездках, и я много падаю из-за того, что у меня плохая координация. Мне не нравится то, что у меня атаксия … совершенно не нравится! Подумайте о том, каково бы вам было с ней жить. Это очень меня раздражает.
А теперь о моих перепадах настроения с клинически выраженным биполярным расстройством. Я принимаю еще несколько видов лекарств, чтобы справляться с этой проблемой … на самом деле, это не просто «несколько видов лекарств», это целые горсти таблеток, которые я принимаю каждый день за завтраком и ужином. Иногда они застревают у меня в горле, и мне это совершенно не нравится, но эти лекарства очень мне помогают. Без своих лекарств я чувствую себя так, как будто я выхожу из-под контроля. В такие дни никто не хочет находиться рядом со мной. Эта болезнь заставляет меня чувствовать так, как будто я не могу думать. Это так меня расстраивает! Дело в том, что эти перепады настроения приводят к тому, что иногда я чувствую себя нормально, а иногда я разбрасываю вещи, бьюсь головой о стены и кричу на всех. Я не  могу с этим справиться. Все  начинают кричать на меня в ответ, и все становится даже хуже. В такие дни мне приходится оставаться в своей комнате до тех пор, пока я не смогу взять свои эмоции под контроль.
Иногда я даже вижу те вещи, которых на самом деле нет. Один раз мне показалось, что ванная была полна пауков, хотя на самом деле их там не было. Я была ОЧЕНЬ напугана. Иногда мне кажется, что по мне ползают жуки, и я наношу по себе удары, чтобы избавиться от них. Моя мама говорит, что в действительности их нет, но для меня они кажутся настоящими.  Эти образы, возникающие в моей голове, называются «галлюцинации». Я ненавижу галлюцинации потому, что они меня пугают, а еще потому, что из-за них я выгляжу глупо. Мне действительно себя жалко, ведь у меня недостаточно терпения и меня легко разозлить. Иногда у меня также случается то, что называется паническими атаками. Я чувствую себя так, как будто не могу дышать, и это меня очень пугает. Я хожу к психиатру, чтобы он помог мне справиться с этими проблемами, и от него я узнала, что мне просто придется принимать это  и справляться с проблемами по мере их поступления.
Мне не нравится выходить из класса во время большой перемены потому, что  мне не очень хорошо удается ладить с другими детьми. Они просто не понимают меня, поэтому я обычно остаюсь в классе и выполняю дополнительные задания, за которые можно получить дополнительные баллы.
В школе у меня нет друзей, и я из-за этого очень огорчаюсь. Я бы хотела, чтобы другие дети смогли дать мне шанс, но они мне его не дают. Иногда они называют меня четырехглазой. И когда я говорю им о том, что 4 глаза лучше, чем 2, они начинают злиться, и говорят, что это ложь. Когда они обзывают меня, применяя ко мне какие-либо прозвища, я говорю им, что палки и камни могут сломать мои кости, но прозвища не причинят мне никакой боли. Я просто пытаюсь сделать так, чтобы они перестали обращать на меня внимание, я стараюсь их игнорировать, а они это ненавидят. По крайней мере, мне нравится быть членом отряда скаутов, это ведь хорошо, не правда ли?