История Британи

Меня зовут Бриттани, и я написала эту историю, когда мне было 9 лет (сейчас мне уже 17!), и в один из этих дней я должна была внести обновления в эту историю.
Мои самые лучшие друзья – это мои сестры, Келси и Кэссиди. Мы все делаем вместе, и больше всего нам нравится играть на улице и становиться ужасно грязными! И когда я играю, я всегда должна помнить о том, что у меня шунт … хотя мои сестры иногда об этом забывают. Я скучаю по ним, когда нахожусь в больнице.
Бьюсь об заклад, что вам интересно, что же такое шунт, и почему мне приходится ездить в больницу. А вот и ответ:
У меня гидроцефалия (водянка головного мозга). Это означает, что в моем мозге содержится вода. Хотя в действительности это не совсем вода, это жидкость, которая накапливается у меня в голове. Ее настоящее название - «цереброспинальная жидкость» (в сокращении «ЦСЖ»), и у всех людей она присутствует в небольшом количестве.
Вот что происходит. Как я уже говорила, у каждого есть немного такой жидкости в голове. Эта жидкость, как река. Она протекает по всей голове, а также перемещается вверх и вниз по позвоночнику. У детей, у которых гидроцефалия, где-то на этом пути есть барьер, который останавливает жидкость, препятствуя ее плавному течению. Это что-то вроде плотины на реке. Из-за этого жидкость накапливается до того момента, пока не создастся такое давление, которое приводит к возникновению головной боли и всяких других проблем.
К счастью, существуют операции, которые врачи могут провести для того, чтобы остановить подобное давление. Они могут поместить трубку, которая называется «шунт». Эта  трубка помещается в мозг в том месте, где создается давление, а затем трубку протягивают вокруг барьера, выводя ее из головы по направлению к сердцу или к животу, к тому месту, где может происходить дренирование.  У меня шунт, который прямо сейчас направлен к моему сердцу, и мне делали более 50 операций для того, чтобы шунт работал так, как он должен. Большинству детей не приходится переносить так много операций. Не удивительно, что моя мама говорит, что у меня многомиллионная голова.
У моего шунта возникают проблемы, такие как инфекции и отключения. Еще он иногда засоряется, и это не очень хорошо … мой врач называет такое явление плохой «водопроводной системой». Когда мой шунт не работает подобающим ему образом, у меня случаются очень сильные головные боли. У меня также появилась аллергия на латекс, это произошло из-за моих многочисленных операций. Если я нахожусь возле чего-либо, сделанного из латекса, к примеру, таких вещей, как воздушные шарики, я начинаю опухать, покрываться сыпью и чесаться.
Гидроцефалия не помешала мне быть нормальным ребенком. У меня 2 лошади, их клички - Белый Тигр и Погоня. Для того чтобы защитить свою голову, я должна носить шлем, когда езжу верхом. Даже не смотря на то, что мне приходится вести себя очень осторожно, я все же могу очень весело проводить время! Я люблю заботиться о лошадях. Я чищу их щеткой, кормлю яблоками. Идея о лошадях у нас появилось после того, как мы прочитали о детях с инвалидностью, занимающихся верховой ездой на лошадях. Это называется «терапевтическая верховая езда». Теперь она стала частью моей жизни.
Когда я вырасту, я хочу стать нейрохирургом, это позволит мне заботиться о таких детях, как я. Потому, что я так много времени провела в больнице, а также потому, что моя мама – медсестра, я многому научилась, просто наблюдая за происходящим и задавая вопросы. Я немного знакома с языком жестов. Я знаю называния всех костей в теле, и сейчас я изучаю информацию о мышцах (хотя изучать их немного сложнее). Я люблю сидеть за компьютером и учить то, что связано  с медициной. Мне нравится читать о других детях, у которых тоже есть проблемы. Я пытаюсь читать медицинские книги моей мамы, но зачастую их содержание  для меня слишком сложно, и мне трудно понять, о чем они.
Самая лучшая вещь, связанная со мной, заключается в том, что мне нужно покупать классные шлемы, позволяющие защитить мою голову, когда я занимаюсь такими вещами, как катание на лошадях.
Самая худшая вещь, связанная со мной, заключается в том, что мне делают все эти операции, что мне бреют голову для того, чтобы область на голове, в которой делают операцию, была более чистой и доступной для выполнения действий. Еще плохо то, что мне приходится быть далеко от дома, когда я нахожусь в больнице.
Для меня вполне нормально ходить в школу, хотя я не могу делать все те забавные вещи, которыми могут заниматься мои друзья. Мне также нельзя ходить на вечеринки потому, что на многих из них присутствуют воздушные шары. Если бы я отвечала за происходящее в школе, я бы не держала в ней надувные шары и ластики, а также другие изделия из латекса. Чем дольше я нахожусь возле подобных вещей, тем хуже мне становится. Обычно мои одноклассники не дразнят меня, но иногда они говорят, что у меня в голове опухоль. От этого я чувствую себя хуже.
Мои близкие друзья знают все о моей голове, и они помогают мне держаться подальше от ситуаций, в которых я могу пострадать. Я могу делиться с ними секретами, но единственный человек, который понимает мои проблемы больше других – это моя подруга по переписке. Ее зовут Дженни, и у нее такая же проблема, как и у меня. Она всегда заставляет меня чувствовать себя лучше.
Я надеюсь, что из моего рассказа вы узнали о том, что я нормальный ребенок … и о том, что вам не нужно бояться детей, у которых проблемы… и вам определенно не нужно дразнить их. В своей школе я посетила все кабинеты для того, чтобы встретиться с детьми и помочь им узнать о том, как они могут мне помочь, если я упаду и ударюсь головой. Дети уяснили, что им нужно быстро позвать учителя! Я думаю, что такие знания позволят им почувствовать себя полезными. Сейчас в школе все за мной присматривают, поэтому я не сталкиваюсь с ситуациями, в которых могу пострадать. Многие дети задают мне вопросы и хотят больше узнать о моей проблеме.
Спасибо за то, что посетили мою страницу. Надеюсь, что вы оставите свое сообщение.